ОБЪЕМ ГРУППЫ СЛОВ, ПРИНАДЛЕЖАЩИХ К КАТЕГОРИИ СОСТОЯНИЯ  

ОБЪЕМ ГРУППЫ СЛОВ, ПРИНАДЛЕЖАЩИХ К КАТЕГОРИИ СОСТОЯНИЯ

Представляется, что принцип «синтаксическая функ­ция» должен быть использован только при классифи­кации неизменяемых слов. Поэтому к категории состоя­ния могут быть отнесены лишь неизменяемые слова. Все изменяемые слова — существительные, прилагательные,— даже употребленные в функции ска­зуемого, остаются соответственно существительными и прилагательными. "Например, рад, должен и т. п. всег­да прилагательные. Такое решение находится в полном согласии с тем, что слова в разных своих значениях принадлежат к одной и той же части речи. Не вызывает сомнения, что овца — существительное и в предложе­нии Овца даёт шерсть, и в предложении Молодец против овец, а против молодца и сам — овца (поел.), несмотря на то что словоформа овца употреблена в разных син­таксических функциях и в разных значениях. Едва ли можно утверждать, что слово объедение, основ­ная функция которого быть сказуемым (Пирожки — — объедение), перестает быть от этого существитель­ным.

Сложнее обстоит дело со словами пора, лень, грех, срам. Употребляясь в функции сказуемого, они меняют свою родовую характеристику, согласуясь с формами глагола прошедшего времени среднего рода. Ср.: Ужас­ная пора (лень); Ужасный грех (срам) и Пора (лень, грех, срам) было так поступать. Это обстоятельство — аргумент в пользу признания слов пора, лень, грех, срам, употребляемых в функции сказуемого, словами категории состояния.

Среди полнозначных неизменяемых слов можно вы­делить: 1) слова, способные выполнять функцию опреде­лителя признака или действия: очень, быстро, неожи­данно; 2) слова, способные выполнять указанную функ­цию и функцию сказуемого: светло, грустно, весело; 3) слова, способные выполнять функцию сказуемого: нужно, можно, жаль. К категории состояния следует от­носить только слова третьей группы. Составляя вторую группу, важно всякий раз оценивать, в какой именно синтаксической функции выступает слово. Однако из различия в этой функции не следует делать прямоли­нейный вывод о различиях в принадлежности к части речи. Следует иметь в виду, что многие слова второй группы выступают преимущественно в функции ска­зуемого.

Итак, категорию состояния как часть речи составляют неизменяемые полнозначные слова, единственная синтаксическая функция кото­рых — функция сказуемого.

Исходя из данного определения категории состоя­ния, следует вспомнить определение наречий, где го­ворится, что наречия способны выражать признак приз­нака. Указание на «способность» особенно важно: имен­но такая потенциальная «способность» является необходимым и до с т а т о ч н ы м условием отне­сения слова к наречиям.



При этом в каждом конкретном случае неизменяемое полнозначное слово может иметь и другую синтакси­ческую функцию. Некоторые слова, принадлежащие к категории состояния, образуют степени сравнения: нуж­нее, необходимее; другие — степеней сравнения не имеют: жаль, надо, тошно. Даже внутри категории со­стояния номинативный элемент значения, связанный со степенью сравнения, не является регулярным. Следо­вательно, степень сравнения категории состояния фор­мирует новые лексемы, которые принадлежат категории состояния как ее семантический разряд.

Глава 12 МОДАЛЬНЫЕ СЛОВА

Среди неизменяемых самостоятельных слов есть та­кие, которые вообще не бывают каким-либо членом предложения, но способны образовать слова-предложе­ния: вероятно, конечно, видимо и т. п. Таким образом, эти слова нельзя рассматривать ни как существитель­ные, ни как прилагательные, ни как наречия или катего­рию состояния.

В русской грамматической традиции существует два подхода к оп­ределению принадлежности этих слов к частям речи. Первый связан с именами Л. В. Щербы и В. Н. Сидорова. Эти ученые отстаивали тезис о том, что вообще не все слова могут быть отнесены к той или другой части речи: да, нет, здравствуйте, пожалуйста. К словам вне частей речи они относили и неизменяемые самостоятельные слова, не способные быть каким-либо членом предложения.

Второй подход к вопросу о статусе этих слов связан с работами В. В. Виноградова. Виноградов усматривал в них общность синтак­сической функции. Кроме того, он считал, что, помимо этой синтакси­ческой общности, самостоятельности и неизменяемости, данные слова обладают и общностью номинативной. Номинативная общность, по мысли Виноградова, состоит в том, что с помощью этих слов выра­жается отношение говорящего к действительности, а также к форме и содержанию высказывания об этой действительности '. Таким обра­зом, в составе модальных слов оказывались не только слова типа вероятно, но и такие слова, как во-первых, итак, следовательно.



В. В. Виноградов различает несколько разрядов модальных слов по нх значению и употреблению. Основные из этих разрядов: 1) слова, указывающие иа чужие мысли, слова, стиль или их оценку: буквально, так сказать-, 2) слова, указывающие на эмоциональную оценку дейст­вительности: спасибо, полно, пожалуй-, 3) слова, указывающие на достоверность высказывания: несомненно, безусловно, очевидно, видимо, в самом деле, подлинно-, 4) слова, указывающие на последо­вательность или характер связи мыслей или событий: кроме того, в частности, в конце концов, во-первых, кстати. При этом, однако, Виноградов не выделял модальные слова как особую часть речи.

Исходя из приведенных определений наречия и кате­гории состояния, представляется логичным рассматри­вать в качестве особой части речи неизменяемые знаменательные слова — модальные слова, не способные быть каким-либо членом пред­ложения. При этом особенно важно отличать модаль­ные слова как часть речи от других частей речи, употреб­ленных в качестве вводных слов. Например, нельзя не согласиться с такой мыслью: «...как вводные могут ис­пользоваться и словосочетания (по мнению Ивана Ива­новича, к нашему великому сожалению) и предложения (думаю, я думаю, как предполагают)... Очевидно в предложениях К сожалению примешивалось чувство облегчения и К сожалению, поездка не состоится мы имеем предложно-падежную форму существительного как дополнение и как вводное слово, но перехода из од­ной части речи в другую не происходит. То же самое на­блюдается и в предложениях Он пришёл кстати и Кста­ти, я получил вчера письмо» [88].

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Аванесов Р. И., Сидоров В. Н. Очерк грамматики русского ли­тературного языка. М., 1945. С. 134—149.

Виноградов В. В. Русский язык. 3-е изд. М., 1986. С. 282—330.

Русская грамматика. М., 1980. Т. 1. С. 703—736.

Буланин Л. Л. Трудные вопросы морфологии. М., 1976. С. 167—189.

Поспелов Н. С. В защиту категории состояния // Вопр. языкозна­ния. 1955. № 2.

Шапиро А. Б. Есть ли в русском языке категория состояния как часть речи? Ц Вопр. языкознания. 1955. № 2.


nazvanie-i-apokalipticheskoe-vvedenie.html
nazvanie-ili-kod-organa-vidavshego-napravlenie-na-priobretenie-proezdnih-dokumentov-na-aviacionnom-transporte-nomer-dannogo-napravleniya-i-datu-ego-vidachi.html
    PR.RU™